Как СЕ влияет на правовую систему

Основным путем имплементации положений международного права, защищающие права человека, являются решения Европейского суда по правам человека. Хотя стоит отметить что ряд изменений были внесены в силу самого факта вступления в Совет Европы, на пример мораторий на смертную казнь.

В этом разделе собраны самые важные дела изменившие правовую систему и правоприменительную практику России.

ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНЫХ АКТОВ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ОРГАНАМИ

С 2002 года Европейский Суд констатировал множество нарушений Конвенции Россией в связи с неисполнением судебных актов госорганами. Решения судов, присуждавшие социальные выплаты инвалидам
и пенсионерам, предоставление квартир военнослужащим и оказание услуг ЖКХ, систематически не исполнялись. Иногда к жалобам в Страсбург прилагались письма чиновников, в которых открыто высказывалось несогласие с решениями российских судов и отказ в их исполнении.
Два постановления ЕСПЧ по делу Бурдова вместе с созвучными им позициями Конституционного и Верховного судов привели к масштабным реформам, укрепившим авторитет судебной власти в России. В частности, принятые в 2010 году законы создали внутригосударственное средство правовой защиты, позволив большинству граждан, страдавших от подобных нарушений, добиваться эффективного восстановления их прав. А дополнительная законодательная реформа, проведенная в 2016 году в ответ на пилотное постановление ЕСПЧ по делу Герасимова, почти окончательно разрешила описанную проблему.
В результате принятых мер многотысячный поток жалоб в Страсбург в связи с неисполнением судебных решений прекратился, а российское право получило необходимый
инструментарий для эффективного восстановления прав граждан силами собственной судебной системы.

Постановления Европейского Суда по правам человека
«Бурдов против Российской Федерации» от 7 мая 2002 г., жалоба № 59498/00
«Бурдов против Российской Федерации» (№ 2) от 15 января 2009 г., жалоба № 33509/04
«Герасимов и другие против Российской Федерации» от 1 июля 2014 г., жалобы №№ 29920/05, 3553/06, 18876/10, 61186/10, 21176/11, 36112/11, 36426/11, 40841/11, 45381/11, 55929/11 и 60822/11

ГАРАНТИЯ ПРАВОВОЙ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ: РЕФОРМЫ
ПРОЦЕДУРЫ ОБЖАЛОВАНИЯ СУДЕБНЫХ АКТОВ

Начиная с 2003 года ЕСПЧ установил многочисленные нарушения принципа правовой определенности, который является важным элементом права на справедливое судебное разбирательство. Вступившие в законную
силу решения пересматривались или отменялись в надзорной инстанции в течение неопределенного времени. Вследствие этого граждане и юридические лица не могли полагаться на судебные решения как на окончательный результат рассмотрения их спора.
Постановления ЕСПЧ стали важнейшим фактором в реформе российского судопроизводства, в том числе процедуры надзора.
Вслед за Европейским Судом Конституционный и Верховный суды России акцентировали внимание на необходимости соблюдения принципа правовой определенности в свете Конвенции. Впоследствии в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации были внесены существенные изменения в 2003, 2008 и 2012 годах.
Теперь вступившее в силу решение суда может быть пересмотрено только в течение определенного периода, и инициировать пересмотр могут только стороны по делу после исчерпания обычных средств обжалования.
Исполнение постановлений ЕСПЧ в указанных делах усилило предсказуемость российского судопроизводства, повысив уровень доверия к судебной системе.

Постановление Европейского Суда
по правам человека
«Рябых против Российской
Федерации» от 24 июля 2003 г.,
жалоба № 52854/99

ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ БЕЗ ПРОИЗВОЛА

В большой группе дел Европейский Суд по
правам человека установил нарушения Конвенции в связи с содержанием под стражей без решения суда или на основании немотивированного решения.
Российские власти приняли меры для предотвращения новых подобных нарушений Конвенции. В Уголовно-процессуальный кодекс были внесены изменения, касающиеся порядка и сроков содержания под стражей, а Конституционный Суд дал разъяснения по применению новых норм.
Теперь заключение под стражу и продление срока содержания под стражей должны производиться только на основании мотивированного решения суда. Такие решения больше не принимаются «задним числом» и не выносятся без указания конкретного срока или бессрочно. Слушания о продлении срока содержания под стражей проходят с участием обвиняемого и его защитника.
В результате российские суды тщательнее обосновывают свои решения, касающиеся законности и длительности содержания под стражей, а количество применяемых альтернативных мер пресечения неуклонно растет. Это способствует защите одного из основных прав, закрепленных как в Конвенции, так и в Конституции Российской Федерации – права на свободу и личную неприкосновенность.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Беднов против Российской Федерации» от 1 июня 2006 г., жалоба № 21153/02

СОЗДАНИЕ ДОСТОЙНЫХ УСЛОВИЙ СОДЕРЖАНИЯ В МЕСТАХ ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ

Масштабная реформа пенитенциарной системы и достигнутые в этой области успехи неразрывно связаны с членством России в Совете Европы и многочисленными решениями ЕСПЧ, касающимися как длительности, так и условий содержания под стражей. Острая нехватка пространства и спальных мест в камерах, отсутствие естественного освещения и антисанитария стали основными причинами, по которым ЕСПЧ массово констатировал бесчеловечное обращение в нарушение статьи 3 Конвенции.
Со времени первого решения Суда в 2002 году были предприняты беспрецедентные в российской истории шаги по созданию достойных условий содержания в следственных изоляторах. В тесном контакте с Советом Европы проведено кардинальное реформирование законодательства России, включая Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы.
В вынесенном в 2012 году пилотном постановлении по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» по данной проблеме ЕСПЧ признал позитивные результаты проведенных реформ и акцентировал внимание на необходимости создания внутренних средств правовой защиты для разрешения жалоб на неудовлетворительные условия содержания в рамках российской правовой системы. Пилотное постановление ЕСПЧ не было обжаловано Россией в Большую Палату, став важнейшей опорной точкой в дальнейшем совершенствовании законодательства и правоприменительной практики.

Постановления Европейского Суда по правам человека
«Калашников против Российской Федерации» от 15 июля 2002 г., жалоба № 47095/99
«Ананьев и другие против Российской Федерации» от 10 января 2012 г., жалобы №№ 42525/07 и 60800/08

СПРАВЕДЛИВЫЙ ПРОЦЕСС КАК ГАРАНТИЯ ДОВЕРИЯ
К ПРАВОСУДИЮ: НОВЫЕ ПРАВА СТОРОН

В постановлениях Европейского Суда по правам человека нередко отмечались такие проблемы, как отсутствие обвиняемых и их защитников на заседаниях апелляционной (кассационной) инстанции, отсутствие адвоката при первом общении подозреваемого с полицией, неназначение защитника в апелляционной (кассационной) инстанции.
Уже в 2003 году благодаря практике ЕСПЧ были введены процессуальные гарантии, касающиеся оглашения показаний отсутствующих в судебном заседании свидетелей обвинения.
В 2016 году были приняты дополнительные поправки в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, за которыми последовали разъяснения Верховного и Конституционного судов об оглашении показаний, данных в ходе предварительного расследования, а также о том, что суды должны основывать решения на доказательствах, рассмотренных непосредственно в ходе судебного разбирательства.
В результате российские суды стали обращать более тщательное внимание на гарантии прав обвиняемых и принимать меры для обеспечения справедливого разбирательства при отсутствии возможности допросить свидетеля в зале суда.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Задумов против Российской Федерации» от 12 декабря 2017 г., жалоба № 2257/12

СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ПРИ ОКАЗАНИИ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И ПРАВ НЕДЕЕСПОСОБНЫХ ЛИЦ

Европейским Судом были установлены нарушения Конвенции из-за несоблюдения прав заявителей при их недобровольном помещении в психиатрический стационар, а также из-за отсутствия возможности оспорить в судах принудительное содержание в медицинском учреждении.
В соответствии с действующим на тот момент российским законодательством с момента признания человека недееспособным у него не было никаких процессуальных прав, в частности права на обжалование решения суда о недееспособности. Все права принадлежали опекуну, в роли которого зачастую выступала психиатрическая лечебница. В итоге можно было поместить человека в психиатрическую лечебницу на принудительное лечение, не получая согласие пациента и без контроля со стороны независимого органа (в частности, суда).
В ответ на постановления ЕСПЧ были внесены изменения в Гражданский процессуальный кодекс и законодательство об оказании психиатрической помощи. В настоящее время человек, лишенный дееспособности, может обжаловать такое решение и имеет другие процессуальные права. Для помещения человека в психиатрическую больницу необходимо получение его согласия, а в случае отсутствия такого согласия должно быть вынесено мотивированное решение суда при обязательном личном присутствии заинтересованного лица.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Штукатуров против Российской Федерации» от 27 марта 2008 г., жалоба № 44009/05

КОМПЕНСАЦИЯ ЗА СУДЕБНУЮ ВОЛОКИТУ

ЕСПЧ многократно устанавливал нарушения права на судебное разбирательство в разумный срок и отсутствие эффективного средства защиты данного права на внутригосударственном уровне.
В соответствии с постановлениями Европейского Суда Россия изменила законодательство с целью сокращения длительности гражданского и уголовного судопроизводства.
Приняты поправки в Гражданский процессуальный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации для предотвращения бездействия судебных органов.
Судебный департамент при Верховном Суде издал инструкцию по улучшению порядка извещения сторон. Увеличено количество судей с целью преодоления проблемы чрезмерной судейской загруженности. Постановлением Пленума Верховного Суда были даны подробные разъяснения всем судам в свете правовых позиций Европейского Суда, Конституционного Суда, а также в связи с принятием нового Кодекса административного судопроизводства. Наконец, в 2010 году в России впервые появилось право на компенсацию за судебную волокиту, признанное ЕСПЧ эффективным средством восстановления нарушенных прав.
В результате поток жалоб в Европейский Суд по данной проблеме практически прекратился.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Кормачева против Российской Федерации» от 29 января 2004 г., жалоба № 53084/99

ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАРУШЕННЫХ ПРАВ: ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ НА ОСНОВАНИИ ВЫВОДОВ ЕСПЧ

Некоторые из установленных ЕСПЧ нарушений Конвенции требуют восстановления нарушенных прав путем пересмотра вступивших в законную силу решений национальных судов. Все страны Совета Европы предусматривают соответствующие процедуры в своем законодательстве.
В России с этой целью были изменены положения Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов о возобновлении производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств: в перечень обстоятельств было добавлено установленное ЕСПЧ нарушение Конвенции.
Данные изменения предусматривают возможность пересмотра судебных решений с целью исправления негативных последствий нарушений Конвенции для заявителя. Верховный Суд не раз использовал это положение на практике: на сегодняшний день председатель Верховного Суда России внес 562 представления о пересмотре дел в отношении 641 лица в связи с вынесением постановлений ЕСПЧ, касающихся данной проблемы.
Помимо пересмотра судебных решений, власти принимали и иные меры по устранению нарушений Конвенции, такие как возвращение ребенка родителю, выдача разрешений на проживание в России иностранным гражданам при наличии у них личных или семейных связей в России и т.п.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Посохов против Российской Федерации» от 4 марта 2003 г., жалоба № 63486/00

ПРЕКРАЩЕНИЕ АВТОМАТИЧЕСКОЙ ВЫСЫЛКИ ИНОСТРАНЦЕВ ПРИ НАРУШЕНИИ РЕЖИМА ПРЕБЫВАНИЯ

При незначительном нарушении правил пребывания в стране согласно российскому законодательству иностранцы подлежали автоматическому выдворению, причем даже те, которые давно проживали и имели
семью в России, работали и платили в ней налоги.
Европейский Суд установил нарушение права на частную и семейную жизнь в связи с тем, что при выдворении не учитывалась семейная ситуация иностранца. С учетом этого Конституционный Суд Российской Федерации высказал аналогичную позицию, отметив, что применение ограничений не может быть «автоматическим»: суды не могут ограничиваться формальными основаниями для применения закона, а должны рассмотреть и оценить все обстоятельства, включая семейный статус.
В результате только в течение одного 2014 го да в более чем 4 000 подобных делах российские суды применили административные санкции, альтернативные выдворению. При этом суды зачастую ссылались напрямую на статью 8 Конвенции, отдавая международному договору приоритет над формальными требованиями российского закона.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Алим против Российской Федерации» от 27 сентября 2011 г., жалоба № 39417/07

ПРЕКРАЩЕНИЕ АВТОМАТИЧЕСКОЙ ВЫСЫЛКИ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН

Согласно ранее действовавшему законодательству иностранные граждане, являющиеся носителями ВИЧ-инфекции, должны были быть автоматически выдворены с территории Российской Федерации вне зависимости от наличия у них семейных и личных связей в России. В 2011 году Европейский Суд констатировал нарушение Конвенции в связи с дискриминацией по признаку состояния здоровья.
Вслед за постановлением Европейского Суда Конституционный Суд Российской Федерации признал положения российского закона неконституционными, обязав законодательные власти изменить его. Кроме того, судебным и исполнительным властям было предписано разрешить вопрос о проживании таких граждан с учетом их личных обстоятельств.
Законодательные поправки, принятые в конце 2015 года, сняли остроту данной проблемы: при принятии решения властями отныне учитывается наличие зарегистрированного брака с российским гражданином или детей — граждан России. Согласно постановлению Конституционного Суда законодателю предстоит уточнить основания и процедуру принятия решений, касающихся права иностранцев или лиц без гражданства, страдающих ВИЧ-инфекцией, на пребывание и проживание в России.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Киютин против Российской Федерации» от 10 марта 2011 г., жалоба № 2700/10

ЗАЩИТА ОТ ПРОИЗВОЛА ПРИ ЭКСТРАДИЦИИ

В ряде российских дел Европейский Суд установил нарушения Конвенции при решении вопроса в выдаче по запросу иностранных государств. Права граждан нарушались в связи с их содержанием под стражей без судебного решения, отсутствием возможности обжаловать постановления о заключении под стражу, а также в связи с экстрадицией в государство, в котором они могут столкнуться с реальным риском жестокого обращения. В Уголовно-процессуальном кодексе отсутствовали специальные нормы, предусматривающие избрание меры пресечения в отношении лиц, подлежащих экстрадиции. Кодекс также не содержал указания на то, что общие нормы, регламентирующие заключение под стражу, распространяются на процедуры экстрадиции. Кроме того, в некоторых делах были установлены грубейшие нарушения Конвенции в виду того, что иностранные граждане выдавались правоохранительным органам других государств нелегально в обход российских законных процедур.
Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации судам были даны комплексные разъяснения с целью разрешения проблемных вопросов, выявленных Европейским Судом в делах, связанных с экстрадицией. Позиции ЕСПЧ были также учтены в определениях Конституционного Суда. В результате российская правоприменительная практика в данных делах существенно изменилась, что привело к сокращению констатации подобных нарушений Европейским Судом. Жалобы на нелегальную выдачу также прекратились.

Постановления Европейского Суда по правам человека
«Гарабаев против Российской Федерации» от 7 июня 2007 г., жалоба № 38411/02
«Савриддин Джураев против Российской Федерации»
от 25 апреля 2013 г. жалоба 71386/10

ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ДОБРОСОВЕСТНОГО ПРИОБРЕТАТЕЛЯ

Добросовестный приобретатель квартиры должен был возвращать ее властям, если кто-либо из предыдущих собственников приобрел эту квартиру с нарушением закона. Европейский Суд установил нарушения права собственности, указав, что добросовестные риобретатели не должны нести ответственность за ошибки государственных органов и должностных лиц, подтверждавших законность совершения сделок с недвижимостью предыдущими собственниками.
В свете решений ЕСПЧ Конституционный Суд постановил, что при наличии большого количества контрольно-разрешительных органов и регистрационных действий покупатель квартиры не должен брать на себя риск лишения права владения в связи с недостатками, которые должны были быть устранены с помощью процедур, разработанных самим государством.
Обстоятельства, учитываемые судами при решении вопроса о признании приобретателя добросовестным, также были разъяснены в обзорах судебной практики Верховного Суда. Вследствие постановлений ЕСПЧ и разъяснений высших судов России добросовестным приобретателям теперь предоставлены дополнительные гарантии по защите их права собственности, гарантированного Протоколом № 1 к Европейской Конвенции.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Гладышева против Российской Федерации» от 6 декабря 2011 г., жалоба № 7097/10

СВОБОДА СЛОВА: ЗАЩИТА ОЦЕНОЧНЫХ СУЖДЕНИЙ В ПУБЛИЧНОЙ ДИСКУССИИ

Европейский Суд установил нарушение права на свободу слова по делу о привлечении заявителя к ответственности за высказывание мнения, которое нельзя ни доказать, ни опровергнуть фактами — так называемого оценочного суждения. В свете позиции ЕСПЧ Постановлением Верховного Суда от 24 февраля 2005 г. российским судам была разъяснена необходимость проводить различие между оценочными суждениями и утверждениями о фактах. Верховный Суд также постановил, что понятие диффамации, употребляемое Европейским Судом, тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в Гражданском кодексе Российской Федерации.
Меры общего характера, принятые Россией в ответ на постановление ЕСПЧ, дополнило Постановление Пленума Верховного Суда от 15 июня 2010 г. о практике применения судами закона о средствах массовой информации.
В результате принятых мер практика российских судов стала развиваться в направлении большего уважения оценочных суждений в рамках публичной дискуссии.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Гринберг против Российской Федерации» от 21 июля 2005 г., жалоба № 23472/03

ЖИЗНЬ И ЗДОРОВЬЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ: НОВЫЕ ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ

Европейский Суд в 2012 году установил ответственность российских властей за смерть солдата, проходившего срочную военную службу. Действовавший в то время Устав гарнизонной и караульной службы не обеспечивал надлежащей защиты права на жизнь, гарантированного Конвенцией. Причина заключалась в недостатках регулирования порядка применения огнестрельного оружия.
После вынесения постановления ЕСПЧ был издан Указ Президента Российской Федерации от 25 марта 2015 г. об утверждении Устава военной полиции Вооруженных сил Российской Федерации. В новом уставе регламентируется применение силы и специальных средств к военнослужащим, находящимся на гауптвахте. Особо прописана необходимость использования всех возможных мер для задержания беглеца без применения оружия. Уставом предусмотрены случаи, допускающие применение силы без предупреждения, а также предусматривается ответственность за применение военной полицией физической силы, специальных средств, огнестрельного оружия, боевой и специальной техники с превышением полномочий.
Таким образом, принятие нового Устава военной полиции устранило структурные недостатки, выявленные в постановлении Европейского Суда, и тем самым повысило гарантии права на жизнь в российских вооруженных силах.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Путинцева против Российской Федерации» от 10 мая 2012 г., жалоба № 33498/04

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И КОМПЕНСАЦИЯ ЗА ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ СО СТОРОНЫ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Европейский Суд неоднократно устанавливал нарушения Конвенции в результате пыток или жестокого обращения со стороны правоохранительных органов. Постановления ЕСПЧ позволили выявить целый комплекс правовых проблем, над решением которых российские власти продолжают работать в сотрудничестве с Советом Европы.
Принят ряд мер, направленных на предоставление дополнительных гарантий, направленных на предотвращение жестокого обращения, такие как усиление прокурорского надзора и создание специальных подразделений, ответственных за расследование случаев в этой сфере. С целью усиления судебного контроля Верховный Суд обобщил правоприменительную практику по делам, касающимся применения пыток сотрудниками правоохранительных органов и присуждения справедливой компенсации по таким делам. Инициировано рассмотрение реформы судебного контроля над следствием, в частности, введение института следственных судей.
Кроме того, были введены системы постоянного надзора за соблюдением дисциплины и законодательства сотрудниками органов внутренних дел, который осуществляется службами внутренней безопасности.
Принятые российскими властями меры позволили уменьшить количество поступающих в ЕСПЧ жалоб по данной проблеме.

Постановления Европейского Суда по правам человека
«Михеев против Российской Федерации» от 26 января 2006 г., жалоба № 77617/01
«Ляпин против Российской Федерации» от 27 июля 2014 г., жалоба № 46956/09

ЗАПРЕТ ПРОВОКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ХОДЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Европейский Суд установил нарушения Конвенции в рамках оперативно-розыскных мероприятий правоохранительных органов. Речь шла о проверочных закупках, проведенных ненадлежащим образом c участием тайных агентов. Результаты таких экспериментов были положены в основу обвинительных приговоров в отсутствие иных доказательств виновности заявителей и без надлежащего рассмотрения судами доводов заявителей о провокации преступления.
После принятия постановления ЕСПЧ в законодательство были внесены поправки, признавшие незаконной и недопустимой провокацию при проведении оперативно-розыскной деятельности. Провокация была определена
как подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.
Согласно позиции Европейского Суда справедливый процесс не допускает уголовного преследования лиц, которые не совершили бы преступления без участия сотрудников оперативных и следственных органов. ЕСПЧ также подчеркивает необходимость обеспечения судебного контроля заявлений о провокации и введение эффективного контроля над проведением следственных экспериментов.
В результате разъяснений Верховного Суда Российской Федерации судебная практика в этих вопросах продолжает развиваться в свете правовых позиций ЕСПЧ.

Постановление Европейского Суда по правам человека
«Ваньян против Российской Федерации» от 15 декабря 2005 г., жалоба № 53203/99